Перші проби пера

 
 

Перші проби пера




Вони були трохи запізнені. Інститут, в якому з легкістю було перечитано велику кількість книжок, виробив стійкий імунітет у протиставленні власного „я” та високого стилю мистецтвознавства. Тому розпочинати свої штудії було просто боязно. Потрібен був час на адоптацію. І пауза від навчання до перших невеличких статей затяглась на вісім років.
Виникло бажання спробувати себе на стику фахів журналістики та мистецтвознавства. І тут була вдача – співпали сюжет та місце дії. Ірина Осадча, власниця галереї „Ірена” з якою мене пов’язують давня дружба, запропонувала робити огляд виставок, а „полем тренувань” стала моя, в подальшому, улюблена газета „Дзеркало тижня”.
У цей період я досить активно працювала над дисертацією, яку присвятила Київському заводу художнього скла. Логічно і симптоматично, що перша моя стаття написана про Станіслава Кадочникова художника-скляра. З ранніх статей дозволю собі навести тільки окремі уривки у вільних інтерпретаціях та невеличких власних корекціях.






Иллюзорность реалий

По натуре мягкий и лиричный, как сам говорит Стас Кадочников, миролюбивый, переносит, а вернее, наделяет своим характером произведения. Отсюда выбор тем и названий: «Солнечные перезвоны весны», «Белая жемчужина», «Золотые россыпи».
Формы произведений, выполненные гутным способом свободного формования, просты и даже умышленно упрощены в своем лаконизме. Это остовы, с которыми далее творятся чудеса перевоплощений. Приоритет отдается холодной обработке. Как и многие современные художники-стеклоделы Америки, Франции, Чехии, Балтии, с которыми удается встречаться раз в три года во Львове на симпозиумах, С. Кадочников все процессы и техники холодной обработки, декорирования, выполняет сам, блестяще владея авторским ремеслом. Он вручную вырезает и обрабатывает край изделия, придавая ему желаемую форму, шлифует и полирует. Таков его рукотворный, «ручной» «Ангел хрустальной ночи».
1997

Волшебный мир ракушки

Мир ракушки, мир и ракушка, мы в ракушке и ракушка внутри нас – такова тема и идея выставки Ирины Саченко и Евгения Деревянко.
В философской мысли разных народов образ ракушки (раковины двухстворчатой и спиральной) носил глубокий смысл, олицетворяющий рождение, развитие, доброе предзнаменование, светскую власть.
Несмотря на популярность и распространенность мотива ракушки в изобразительном искусстве, он остается неисчерпаемым. Форма ракушки, по своей сути благоприятная и благодатная, предполагает развитие, интерпретации, вариации, новации. Используя старый, можно сказать классический мотив, молодые художники обошлись без каких-либо изобразительных цитат.
Серия работ И. Саченко «Ракушки», среди которых выделяется «Царевна ракушка», выполнены в оригинальной графической технике. В художественном решении замысла Ирина отталкивалась от чисто технического приема, а именно, передачи богатой фактуры ракушек. Ее работы отличает легкая нота романтизма, мягкость линий, нежность цвета, изысканная игра фактур.
Скульптурные и графические работы Е.Деревянко в совершенно иной манере. Они подчеркнуто лаконичны, просты и конкретны в выборе средств художественной выразительности. Акцентом всей выставки, ее главным композиционным узлом стал своеобразный триптих Евгения, в котором одна удачно найденная форма нашла свое воплощение в различных техниках и материалах.
Объединяющим началом выставки послужило оригинально найденное решение пространства. Оно как бы закручено по спирали, и теме ракушки вторит ее пространственный двойник. В тематически и формально грамотно решенном пространстве зрителю предоставлена возможность входить, пребывать, выходить, но при этом каждый последующий шаг, как бы направлен во внутрь – центр спирали.
1997
Тщательные импровизации Раисы Косташ

Древние римляне говорили – abstractum pro concreto (отвлеченное вместо конкретного). Построив мостик к современности, можно привести слова Х. Арпа: «Какая самонадеянность скрывается за завершенным». И действительно, художник как странник между миров, живя в конкретном пространстве и времени преображает их в некие отвлеченные формы.
Кажущаяся непринужденность и легкость абстрактных форм обманчива, как мираж. Красивый, изысканный, величественный мираж на полотнах Раисы Косташ, но за ним стоит кропотливый труд отбора, оценки, анализа, поиска.
В картинах художницы все приблизительно, более чем приблизительно. Они существуют вне смысла, вне конкретного смысла, что не означает без смысла. Живопись Косташ – это мир безграничной фантазии и попытка непростого монолога автора о себе, и желание вовлечь зрителя в диалог, где каждый вправе увидеть, услышать что-то свое, личное.
В работах Раисы Косташ звучат ритмы, сродни поэтическим. Плавно, мягко, органично ложатся строки В. Ходасевича:
„Ни розового сада,
Ни песенного лада
Воистину не надо –
Я падаю в себя”.
1997

Маски часу, що у просторі

Різні ступені гри, де є щира посмішка, іронія, сатира, сарказм – запропоновані Володимиром Тарасенко. Тема маски. Засіб розкриття – живопис. Правила гри – вільні...
З давніх-давен люди одягали маски, для більшої виразності, але при цьому ховали обличчя. Традиція стародавніх греків жива і нині. Відбуваються метаморфози життя і у сучасному просторі ми носимо „маски справжнього обличчя”. Безумовно, легше існувати у масці, але є тонка грань, що призводить безликість маски до безособистісного. Що може бути приємнішим за живу емоційну реакцію людини, але скрізь – маски, маски, маски...
У живописних роботах В. Тарасенка вирує яскравий колорит, розгортається бурхливе життя і як своєрідний дисонанс – тільки однаково сірі маски облич. Це як радість та сум водночас.
Розглядаючи полотна митця, мимоволі приходять слова Й. Мандельштама:
„Я блуждал в игрушечной чаще
И открыл лазоревый грот…
Неужели я настоящий,
И действительно смерть придет?”
1998

У полоні темного тла

Для галереї “Ірена”, вже стало доброю традицією відкривати нові імена у мистецтві Сьогодні двері галереї відчинилися для художника-аматора з Рівного Олександра Горістюка.
Різноманітне, різнопланове, різнобарвне – де в основі покладено різне, як компонент – певною мірою характеризує творчість Олександра Горістюка, що балансує на межі кітчу, примітиву та професійного мистецтва. Стихійна природа митця, необтяжена академічними нормами, вирує у безмежності барв, пластики, форм. У картинах художника, ніби вдивляючись у глядачів, красуються молоді діви з очима лані, чи сови. Поряд з ними сусідять тварини та птахи з людськими виразами облич. Перетинаючись антропоморфні та зооморфні мотиви, відтворюють суб’єктивну, проте досить цілісну авторську картину буття.
Спокушаючись різними стилями та манерами, О.Горістюк відправляється у подорож до відкриття власної аутентики, не боячись бути неприйнятим. І саме ця його сміливість у представленні власної творчості обізнаній київській громаді, підкупає вчинком.
Темне тло, що домінує у роботах Олександра Гурістюка, занурює у таємниці творення, де затихає словесність, а разом з тим починають діяти чуття та почуття.
2000

Ольга Антоненко: „Хочется, чтоб люди жили в красоте, а она индивидуальна…”


Не будучи исконным представителем цеха живописцев, не испытывая к этому «изящному ремеслу» комплексов и боязни, Ольга Антоненко профессиональный архитектор, достаточно быстро достигла серьезных живописных результатов, о чем свидетельствуют многочисленные персональные выставки в Киеве, Москве, Чикаго.
В галереи «Ирена» в 1999 году состоялась ее выставка «Дома, люди, собаки, птицы, деревья». Очень личностная, по сути, выставка, где Ольге удалось достичь ощущений стабильности, придав всем объектам и субъектам, перечисленных в названии проекта, черт и качеств устойчивых понятий городского уюта. И в этом смысле город, как продолжительная во времени субстанция, достаточно тверд и непреклонен в выборе своих атрибутов, дающих ему ощущение живого организма.
Но странное чувство, ее ощущение города, декларируемое пространством весомых и монументальных полотен, казалось одновременно хрупким и уязвимым, как чувство радости отпущенной на день…
Узнаваемость?! – Похожесть на саму себя. Какое прекрасное чувство может вселиться в душе творца-художника-автора, когда его создание созвучно с ним самим, и когда в только что родившемся нечто, есть вполне знакомые черты для окружающих.
Но как в иные времена «по спирали жизненной прямой» бродят с нами и за нами дома, собаки, деревья, птицы. Они ломают замкнутость уюта, граничащего с тупостью комнатных углов, и перекидывают мостик в мир, где незаметно прорастают крылья, и ты уже летишь, а может впервые, играешь на незнакомом тебе инструменте. И тут приходят строки В. Маяковского: «А вы б фокстрот сыграть могли бы, на флейте водосточных труб…».
Как удивительна в сантиментах игра детей, но когда играют в ту же игру взрослые, выплывают, откуда не возьмись, пороки. Но в этой взрослой игривости, стилистически определенной, а может точнее, прочувствованной Ольгой Антоненко, есть желание приблизить в ощущениях времена нашего прихода и ухода в город и из него. И тот город мы можем называть по-разному, но формулируется он в понятие – жизнь.

После этой выставки мое знакомство с Ольгой продолжилось. Привлекла ее позиция в отношении основного рода занятий – оформлению частных и офисных интерьеров. Беседы на тему – «человек и среда его обитания», а проще его «жилье», «дом» – в дальнейшем вылились в отдельные статьи. А также появилось интервью с Ольгой. Это была первая проба в данном жанре, но в последствии, интервью, как способ непосредственного живого общения, стали для меня необычайно интересны. После многих интервью в жизнь воплощались только статьи, но основой для их написания были живые диалоги, обмен мнениями. Слушать, слушание собеседника, как занятие, увлекли меня. Дух личностных переживаний, жестов, интонаций, неповторимость речевых оборотов всегда значили для меня очень многое. В этом общении рождалось то, что я могу сейчас назвать «моим искусствоведением» не боясь, что таким путем шли многие. Мой личный опыт интерпретаций, сопереживания, каждый раз давался нелегкостью поиска окончательных формулировок, но было внутреннее ощущение, что что-то внутри меня самой происходит. Шаг за шагом, а шаги условны, ступень за ступенью, а лестница иллюзорна…

У Ольги Антоненко, есть своя жесткая позиция в приоритетах оформления интерьеров. Следуя ее логике, это занятие достаточно камерное, сродни синтезу души и эстетики.
Ее профессиональная деятельность архитектора в сочетании с серьезными занятиями живописью позволяет более тонко чувствовать ритмику, колористику пространства, создавая гармоничную композицию дома не как абстрактной среды обитания, а именно как очага. Отношение к интерьеру, как к трехмерной живописи, способствует организации всего пространственного комплекса в единое целое, где живописные фрагменты служат своеобразными «откликами», угадываемыми в его отдельных частях.
В этом смысле метод работы Ольги Антоненко принципиально отличен от проектировки «умных», концептуальных интерьеров, которые сковывают своей правильностью и выверенностью. Ее интерьеры рассчитаны на реальное жизненное пространство, которое живет и дышит, позволяя с легкостью и комфортом делать это же и его хозяевам.
И здесь, попробовав подобрать ключ к нужной двери, открываются ее архитектурные способности в организации внутренних пространств.
Ольга, как вы совмещаете занятия живописью и работу по дизайну интерьеров?
И то и другое нераздельные составляющие моей жизни, поэтому и не приходится что-то совмещать или разделять. Живопись позволяет мне говорить намеками, оставлять тайну недосказанного, а оформление интерьеров носит более прикладной, конкретный характер, что в сумме дает мне устойчивое, целостное состояние и ощущение.
Ваша живопись условно объединена одной темой, темой города. Не является ли это проекцией профессионального архитектора на привычную среду обитания?
Мой город, это не внешний фактор обитания человека, это скорее внутренняя субстанция живущая в нас, город как субъективное переживание. Для меня в живописи важны устойчивые атрибуты городского уюта.
Уют в нашем сознании чаще ассоциируется с интерьером, а точнее с домом, домашним очагом. Как вам удается создавать, организовывать пространство, чтоб человек чувствовал себя в нем максимально комфортно?
Прежде всего, если в живописи я могу быть индивидуалистом, то работая с интерьером, декорируя его я стараюсь быть максимально нейтральной, то есть, прислушаться к пожеланиям заказчика, а далее – это знание законов и правил ремесла. И еще, заказчик должен доверять мне как профессионалу, иначе работа просто не состоится.
Что есть стиль современного жилого интерьера?
Стиль, это прежде всего индивидуальность заказчика. Да, есть некая сиюминутная мода, но это стандарт, который диктуют модные журналы. В них приводятся образцы интерьеров, но они лишены главного, индивидуальности. И если на них приятно смотреть пролистывая журнал, то это совсем не означает, что в них также приятно жить.
Как возможно изменить подобную ситуацию и в каком состоянии у нас прибывает институт дизайнерства?
У нас, к сожалению, нет в массовом сознании понятия про институт дизайнерства, и напрасно. Ведь не секрет, что если заболит зуб, то лучше идти не к соседки или в парк, а хотя бы в районную поликлинику, срабатывает стереотип – нужен профессионал. И поверте, такие профессионалы необходимы и для обустройства интерьеров. Грамотно выстроенное пространство квартиры делает ее не только удобной и уютной, но и помогает снимать стрессы, помогает в ней жить.
Какова роль дизайнера интерьеров в обустройстве конкретной квартиры?
Получая заказ я стараюсь понять, какой образ жизни ведут эти люди, какую они носят одежду, что едят, какую слушают музыку, имеют ли хобби, и из этого и еще множества компонентов пытаюсь найти тему, которая адекватно отразила бы их картину мира, а следовательно, создать пространство в котором хотелось бы им жить.
Какие компоненты, по-вашему, наиболее важны в организации пространства квартиры?
Важна именно вся сумма компонентов и главным являются пропорциональные соотношения частей работающих на целое, на образ дома. Так, цветовую гамму квартиры мы подбираем вместе с заказчиком, а моей задачей является сделать правильную разбивку цвета, ввести роспись, подчеркнуть фактуру стены, грамотно организовать источники света, которые всегда акцентируют на себе внимание.
Что можно посоветовать обладателям типичных малогабаритных квартир?
В любом, самом небольшом пространстве при профессиональном подходе возможны неузнаваемые метаморфозы. Для начала следует определиться в выборе материалов, искусственных или натуральных, смешивать плохо. Нельзя ни в коем случае перегружать интерьер, так как аксессуары, детали, приходят со временем и для них нужно оставить место. Зная, что хочется, и зная свои средства, всегда возможно достичь желаемого результата.
А что же делать человеку, у которого сейчас нет средств на оплату услуг дизайнера, а обновить интерьер хочется?
Действительно, дизайн удел не бедных. Но, повторяю, главное, найти свой стиль, свою индивидуальность. И в таком случае необходимо подключить собственную фантазию, найти “свои” обои, светильники, текстиль и так далее. Нельзя засорять дом бесполезными вещами, но при этом желательно накапливать любимые вещи.
1999-2002


Создан 08 сен 2010



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником