Персонифицированная история: пластика Зарембы-Богинской

 
 

Персонифицированная история: пластика Зарембы-Богинской




Персонифицированная история:
пластика Зарембы-Богинской


Личность как таковая никогда не была значимым фактором, а, наоборот, постоянно попиралась в коллизиях глобальных свершений советской власти. Что печально, этот рудимент социального прошлого очень живуч и поэтому важно, начать всматриваться, вслушиваться в истории родителей, бабушек и дедушек. Не стоит это откладывать на отдаленное «завтра» ибо оно, без полноценного «вчера», становится ущербным.
Первые опыты Евгении Зарембы-Богинской в шамотной пластике начались в 75 лет, гораздо позже чем, этим мастерством с виртуозностью профессионала овладел ее сын Леонид Богинский.
Уникальная коллекция, составляющая 23 скульптурки исторических персонажей, впервые была представлена на суд зрителей в галереи «Ирэна». В пространстве камерного зала восседали Соломия Крушельницкая, Иван Франко, Тарас Шевченко, Карл Маркс «в молодые годы» и различные политические деятели ХХ века. Невероятно выразительные портретные характеристики персонажей, переполненные мимикой, грубоватые по форме. Они представляют прекрасный пример наивного городского искусства.
Этот пласт культуры у нас плохо развит и тем ценнее кажутся работы Евгении Зарембы-Богинской. Она была воспитана в культуре городского фольклора, знавшая множество песен фабрично-заводской среды, в которых на удивление нам, пелось о похождениях принцев и королей. О полной утрате этих песен с грустью вспоминает Леонид Богинский.
То, что образный ряд песенной культуры, значительно позже и в сильно трансформированном виде проявился в ее изобразительности, свидетельство самобытного таланта, который в сложных перипетиях судьбы не смог реализоваться ранее.
Жизнь Е. Зарембы-Богинской, это «хождения по мукам». Родившись до революции, еще без генетического страха расстрелов, ссылок, предательства ближних, она, испытав на себе страшные лишения, голод, скитания и унижения, всегда оставалась личностью с сильным внутренним стержнем.
Оставшись без родителей ребенком, мать умерла, а отец был вынужден прятаться на Кавказе, так как до революции занимал пост начальника уездной тюрьмы, Евгения в 16 лет попадает в Киев. Ее образование – два класса политехнического училища. А далее жизнь в бесконечной работе на заводах с утра и до позднего вечера и радостью иногда иметь вторую работу, что бы было чуть легче растить детей.
Закончив трудовую деятельность санитаркой в больнице, у нее от радости полученной возможности иметь свободное время «прорастают крылья». С упоением она читает и начинает лепить, создавая небольшие жанровые сценки, как тематические отголоски времен молодости. В последствии пластика перерастет в персонифицированные образы истории. Она работает, очень любопытно комментируя свои творения. Комментарии и сейчас живут в памяти детей и внуков. Всего пять лет, было отведено ей для реализации себя скульптором-аматором. Позже пропала острота зрения.
Последние десять лет жизни, в которой она всегда была интуитивно мудра, прошли в кругу семьи, ядром которой она оставалась. Родившись в день православного рождества, как хранительница домашнего очага, Евгения Заремба-Богинская собирала за столом большую семью и в этой радости общения с близкими видела основной смысл жизни.
Ее скульптура уже после смерти шагнувшая к зрителю, сохраняя главное, заложенное в нее качество – тепло рук мастера.
2003


Создан 08 сен 2010



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником